Памяти актера театра и кино Николая Караченцова

Памяти актера театра и кино Николая Караченцова В Центре юношеского чтения для студентов Уфимского автотранспортного колледжа прошел Лекторий «Юнона» и «Авось», посвященный памяти актера театра Ленком Николая Караченцова. К мероприятию была подготовлена одноименная книжная выставка.

Ведущая Лектория Лариса Шарипова рассказала молодым людям о жизни и творчестве известного артиста.

Он не выбирал Ленком. Караченцов попал в этот театр в 1967 году по распределению после окончания с отличием школы-студии МХАТ. Только с приходом в театр Марка Захарова в 1973 году Караченцов сыграл свои лучшие и самые знаменитые роли на сцене. Его голос в прямом смысле слова ярко звучал всегда. «Тиль» стал его первым бесспорным успехом и началом многолетней зрительской любви.

В июле 1981 года в Театре Ленинского комсомола состоялась премьера оперы «Юнона и Авось» композитора Алексея Рыбникова, на стихи Андрея Вознесенского, в постановке Марка Захарова. В белой рубашке, с раскалёнными глазами Караченцов играл романтического героя мистерии. Он был бессменным исполнителем роли графа Резанова на протяжении 27 лет. Начинал, когда ему не было еще 40 (его исторический персонаж был поначалу даже старше). И продолжал вместе с ним совершать экспедиции в далекую Калифорнию, страстно влюбляться и петь про то, что «Ты меня на рассвете разбудишь» с прежней молодой энергией до 60 лет. Без второго состава.

«Юнона и Авось» – результат кропотливой работы поэта, композитора, постановщика, сценографа и артиста. Их имена – уже история: Андрей Вознесенский, Алексей Рыбников, Марк Захаров, Олег Шейнцис. Николай Петрович Резанов, сыгранный Николаем Петровичем Караченцовым, создали сценическую легенду.

На «Юноне» по-прежнему – вечный аншлаг. Спектакль проплыл через бурные годы отечественной истории, все принял и победил. Вобрал славу и горечь «Ленкома», актерские дебюты и драмы ухода. И то, что на сцене больше никогда не будет Александра Абдулова, в зале Андрея Вознесенского, за кулисами Олега Шейнциса, и то, что Николай Караченцов больше никогда не выйдет в своей лучшей роли, дает спектаклю – так бывает в театре – особый нерв.

Сегодня давно нет страны, в которой не существовало секса, запрета на крещение, усеченной истории. На «нет» сошел протестный посыл спектакля. Зато усилился его мощный позитивный импульс. «Юнона», которая несет в аплодирующий и рыдающий зал честь, любовь, высокие чувства, стала выглядеть программно. В историческом сюжете соединены русская надежда и русская тоска, история и сказка, актуальность и надмирность. И еще то, чего сегодня на сцене почти не бывает: героем можно гордиться.

Возврат к списку



Яндекс.Метрика